БДИПЧ ОБСЕ не видит конкуренции между кандидатами в президенты

«До настоящего момента, между кандидатами не было замечено прямой или какой-либо значимой конкурентной борьбы», говориться в промежуточном отчете Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ ОБСЕ).

Между тем, все представители партий, с которыми встречалась миссия БДИПЧ, отметили равенство условий избирательной кампании и равный доступ к СМИ.

Кандидаты могут назначать до 15 доверенных представителей (доверенных лиц), которые оказывают содействие в проведении избирательной кампании и представляют интересы кандидата. Доверенные лица регистрируются ЦИК. Все кандидаты зарегистрировали максимально разрешенное число доверенных лиц, и они с начала кампании активно участвуют в агитационных мероприятиях в большинстве регионов.

Местные органы власти и общественные ассоциации обязаны содействовать кандидатам и их доверенным лицам в организации агитационных мероприятий на недискриминационной основе. С 2021 года окружные избиркомы больше не участвуют в организации встреч кандидатов с избирателями. В соответствии с предыдущей рекомендацией БДИПЧ, действовавшая ранее система разрешений на проведение публичных предвыборных мероприятий заменена на уведомление местных органов власти, которое должно быть представлено за 3 дня до даты мероприятия.

Недавние поправки также запрещают злоупотребление государственными ресурсами, в том числе участие в предвыборной агитации государственных должностных лиц. То есть руководители органов государственной власти и управления, местных исполнительных органов, военнослужащие, представители СГБ и других военизированных формирований, сотрудники правоохранительных органов, судьи, члены избирательных комиссий и духовенство относятся к числу тех, кому проводить агитацию запрещено.

Бюро также отмечает, что президент продолжал пользоваться служебным самолётом.

Очная агитация осуществляется на уровне общин и районов, через поквартирные обходы, организованные представителями партий на местах и доверенными лицами кандидатов. Несмотря на общие меры предосторожности, связанные с COVID-19, проводятся и более масштабные встречи с избирателями, возглавляемые кандидатами лично. Каждая партия распространяет разнообразные агитационные материалы, в том числе листовки, партийные газеты и плакаты. На цифровых рекламных щитах в некоторых регионах демонстрируются видеоролики всех кандидатов по очереди.

Социальные сети дают политическим партиям и некоторым кандидатам возможность донести до избирателей свои предложения, а также провести агитационные мероприятия. Платформы избирательных кампаний сфокусированы, в основном, на улучшении социально-экономической ситуации, государственных услугах, здравоохранении, образовании, правосудии и экологической системе, заявили в БДИПЧ.

«На настоящий момент ни одну из этих тем нельзя назвать доминирующей в предвыборной кампании», — говорится в отчёте.

В документе также отмечается, что избирательное законодательство Узбекистана находится в процессе реформирования и отвечает ряду предыдущих рекомендаций БДИПЧ. Это относится к упрощенной процедуре уведомления о проведении агитационных мероприятий, к некоторым мерам, направленным против злоупотребления служебным положением в ходе избирательной кампании, устранению параллельных способов разрешения споров и новому требованию касательно представления промежуточной отчетности по финансированию избирательной кампании.

При этом другие давние рекомендации, касающиеся пробелов в защите основных прав и свобод, остаются неучтёнными, говорится в отчёте. В их числе рекомендации по поводу ограничений избирательных прав, запрета на выдвижение независимых кандидатов и альтернативные источники финансирования избирательной кампании.

Изменения, внесенные в Конституцию в текущем году, ликвидировали возможность ограничения свободы собраний при помощи подзаконных нормативных актов, но конкретный закон, который регулировал бы свободу собраний, отсутствует. Тем не менее, уголовное и административное законодательство запрещают незаконные собрания и незарегистрированные объединения и предусматривают соответствующие наказания, говорится в отчёте.

«Обременительная и позволяющая произвольное применение нормативно-правовая база в области регистрации политических партий», оценку которой БДИПЧ проводила ранее, осталась без изменений.

Лица, отбывающие тюремное заключение за совершённые тяжкие преступления, а также лица, признанные недееспособными по решению суда, в том числе по причине интеллектуальной или психосоциальной инвалидности, не имеют права голоса, что противоречит международным стандартам в области демократических выборов, отметили в бюро.

Согласно Конституции, президентом может быть избран гражданин Узбекистана не моложе 35 лет, свободно владеющий узбекским языком, постоянно проживающий на территории страны не менее 10 лет непосредственно перед выборами. Несмотря на предыдущие рекомендации БДИПЧ, продолжает действовать запрет на регистрацию независимых самовыдвиженцев в качестве кандидатов. 

Все расходы, связанные с проведением партиями избирательных кампаний, финансируются из государственного бюджета.

В 2021 году на проведение предвыборных кампаний была выделена сумма в размере 15,54 млрд сумов (1,25 млн евро), таким образом, каждая из пяти партий, выдвинувшая кандидата, получила около 3,14 млрд узбекских сумов (250,74 тысячи евро).

Собеседники БДИПЧ из всех пяти партий выразили удовлетворенность размером выделенных на предвыборную кампанию средств.

Неиспользованные средства должны быть возвращены в госбюджет после выборов или в случае отзыва кандидатом своей кандидатуры. Другие источники финансирования предвыборной кампании, в том числе собственные средства политических партий и кандидатов, частные источники или взносы в натуральной форме, запрещены. Такие взносы должны быть возвращены донорам.

Для медиа-среды Узбекистана характерно большое количество государственных и частных медиаизданий, функционирующих в рамках ограниченного рынка рекламы, говорится в отчёте. В сентябре заместитель министра иностранных дел Гайрат Фазилов сообщал, что в Узбекистане функционируют 736 государственных и 1180 частных медиа-изданий. Медиаселлер International Media Service оценил весь рекламный рынок 2020 года в 42 млн евро, 67% объема которого (28,1 млн евро) распространяется посредством телевидения.

Несколько собеседников миссии БДИПЧ отметили улучшение медиа-климата в последние годы, в том числе улучшение доступа к информации и повышение возможности критической оценки некоторых социальных и политических вопросов.

Тем не менее, собеседники миссии указали и на то, что многие старые проблемы, такие как запугивание и преследование журналистов и блогеров, а также ограничительная правовая среда в области регулирования СМИ, продолжают иметь место. По мнению большинства собеседников миссии, оба эти фактора вносят весомый вклад в широко распространенное явление самоцензуры.

Хотя доступ ко многим ранее заблокированным вебсайтам местных и международных медиа-изданий и организаций по правам человека был восстановлен в 2019 году, некоторые такие сайты всё ещё остаются недоступными. Со 2 июля доступ блокируется доступ к таким социальным сетям, как Twitter, TikTok и VKontakte, недоступны также мессенджеры Skype и WeChat, говорится в отчёте (официально доступ ограничен в связи с «нарушением требований законодательства при обработке персональных данных граждан страны»).

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *