Программа реформ в Узбекистане демонстрирует признаки замедления – Financial Times

С тех пор как Шавкат Мирзиёев пришел к власти в качестве президента в 2016 году, ранее авторитарная страна Центральной Азии встала на путь реформ. Мирзиёев поставил перед собой главную цель – сделать страну привлекательной для международного бизнеса, открыв рынок, который ранее в значительной степени застрял в советскую эпоху, пишет FT.
И вот пять лет спустя, на выборах в октябре, действующий президент скорее всего выиграет второй срок. Однако выборы знаменуют собой время для пересмотра и постановки более амбициозных целей — как признает сам Мирзиёев, многое еще предстоит сделать.
В августе, в своем первом интервью, Мирзиёев сказал, что не все его цели были достигнуты. “Сегодняшний Узбекистан-это не Узбекистан прошлого, и наш народ уже не тот, каким он был в прошлом”, – сказал он газете Новый Узбекистан. [Но] сегодняшний Узбекистан – это не тот Узбекистан, о котором мы мечтаем. Нам еще предстоит пройти долгий и тернистый путь. Наш путь и раньше был нелегким, и в дальнейшем будет нелегким”.
В то время как многие экономические реформы Мирзиёева начинают вступать в силу и признаются на международном уровне, нарушения прав человека в Узбекистане и социальные проблемы, включая детский труд, по-прежнему препятствуют полному доверию инвесторов.

Эксперты сходятся во мнении, что ранние реформы, такие как либерализация валютного рынка, реформы налоговой системы были эффективными. Кроме того, чтобы помочь достичь стандартов ведения бизнеса в западном стиле, в стране была запущена программа поощрения образованных узбеков, покинувших страну при прежнем режиме. Он назначил многих на высшие государственные должности, чтобы привести администрацию в большее соответствие с международными нормами. В основном молодые, энергичные и верящие в дело реформ, эти новые назначенцы, похоже, продолжат повестку дня Мирзиёева.

Некоторые наблюдатели отмечают медленный прогресс в децентрализации политической власти “Они хотят вернуть их для укрепления государственного управления, потому что это одна из самых больших проблем”, – говорит Дакота Ирвин, руководитель отдела исследований инвестиционного банка Bluestone, который специализируется на Центральной Азии. “Люди приносят с собой бесценный опыт на государственную службу, которая во многом была оторвана от мировой и международной передовой практики. Это тяжелая битва, но это не только для видимости, они делают настоящую работу, и у них это тоже хорошо получается”, – говорит он.
Международные институты также начали постепенно признавать страну, были запущены совместные проекты со Всемирным банком, Европейским банком Реконструкции и развития, Азиатским банком развития и международными фондами. Однако Узбекистан продвигается медленнее, чем первоначально ожидалось, по более сложным целям, таким как улучшение прав человека, борьба с нищетой, искоренение коррупции и приватизация государственных активов.

Некоторые наблюдатели также отмечают медленный прогресс в децентрализации политической власти.
Нестабильность в соседнем Афганистане также после вывода западных войск вызывает у инвесторов некоторое беспокойство по поводу того, что узбекскому государству, возможно, придется ужесточить контроль над обществом. Вопрос будет заключаться в следующем: сохранится ли статус-кво или он станет немного более жестким”, – сказал один из иностранных инвесторов FT на условиях анонимности.

Share this page to Telegram

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *